Афоризм дня

"Любитель транквилизаторов: "Пятое колесо действительно было лишним!"

Цеховик из Привольного (часть 6)

Вы хотите что-нибудь горяченького? А я не хочу стать холодненьким!
 
Начало статьи "Цеховик из Привольного"  Часть1Часть 2Часть 3Часть 4, Часть 5
 
Корр.: Путч. В статье в журнале "Столица" (№ 13, 1990 года) Вы предположили, что будет переворот и Горбачев уйдет. В СССР переворот? Это нонсенс!
 
И.О.: Хрен его знает, откуда эти мысли пришли в голову. Но после интервью я долго получал по башке от разных членов Политбюро.
 
Корр.: И…
 
И.О.: До путча мне позвонил один приятель из КГБ и попросил встретиться. Я тогда уже работал зампредом Союза Журналистов России и председателем Журфонда. Говорю: - заходи в кабинет. Он: - давай встретимся в магазине "Книга" напротив, - это на Зубовском бульваре. Мне стало не по себе. Согласился. Захожу в магазин. Он в толпе среди желающих купить книгу. Я становлюсь рядом с ним. Он мне: "Ты с нами? Есть мнение отстранить от власти Горбачева и Ельцина". Тут я сник. Чувствую – пропадаю я. Отвечаю: "С вами, а моя роль какая?" – "Сообщим дополнительно". И на этом разговор закончился. Больше я этого человека никогда в жизни не видел. Предупреждал ли он Горбачева и Ельцина через меня? Или наоборот? Искал его я, но не нашел. Очень хороший человек. Хочется надеяться, что он жив здоров и в его семье все хорошо.
 
Корр.: Вы с КГБ?
 
И.О.: Все руководящие работники, а я на то время был пусть небольшой "шишкой", но тем не менее. Около 35 тысяч журналистов России входило в Союз. Всегда проводили консультации с КГБ по вопросам государственной безопасности. У людей было понятие "государственная безопасность", но, к сожалению, не у всех. А добровольные помощники КГБ - это люди идейные. Жалко, что тогда не было Фэйсбука. Можно было бы полстраны в КГБ пригласить. И не надо осуждать тех людей, которые сотрудничают с органами госбезопасности. Это в интересах каждой семьи, чтобы вы спали спокойно, чтобы не взрывали метро, дома. Хотя у всех людей разное мнение на этот счет. И это правильно. Разные люди, разная "помощь".
 
Корр.: Далее…
 
И.О.: В 6 утра мне раздается звонок. Звонит министр социального обеспечения Виктор Казначеев (бывший второй секретарь Ставропольского Обкома партии): – "Спишь? Вставай, готовься к аресту. Твоего дружка арестовали. Включи телевизор." Это он имел в виду Горбачева. Включив, я увидел удручающее зрелище: всех сидящих за столом я знал лично. Общался. С Васей Стародубцевым много выпили водки. С Янаевым и Павловым гулеванили тоже по полной программе. Увидев Крючкова, я сразу понял, что это провал. Горбачев их всех нае@ал. Развел – по нынешнему сленгу. Они не понимают сами, что творят.
 
Корр.: Вы испугались?
 
И.О.: Ощущение не из приятных. Собрал жену и двоих маленьких детей и отправил в тот же день к теще в Украину. Пришел на работу, а под окнами танки. Весь комплекс РИА-Новости, Пресс-служба МИД и СЖ взят в кольцо. В коридорах движение. В кабинетах – кто пьет, кто дрожит, кто на что горазд. Телефоны не отключены. Собирает нас всех Эдуард Сагалаев – он в тот момент был председателем СЖ СССР. – "У каждого свое мнение на этот процесс. Никто никого не держит. Кто за, тот за. Кто против, тот против". Демократично. И все разошлись обдумывать по кабинетам. Тогда была популярна водка "Распутин" – все сидели, бухали. Каждую минуту, кто-то прибегал с новой сплетней. Мой телефон разрывался. Все спрашивали: – что делать? Смотрю в окно – стоит на улице Сагалаев и перед японскими ТВ-камерами рвет партийный билет. Это было сильное зрелище на тот момент. В первый день путча? Когда никто не знал, чем все закончится? Мне рвать нечего. Я никогда не состоял в партии. Подумал. Вот они коммунисты-декабристы. Захожу в кабинет Эдика. У него в кабине никого нет, кроме Познера и Игоря Ильина, главного редактора газеты "Голос". Познер высокий, здоровый мужчина. Весь дрожит: – "Эдик, что ты наделал? Тебя посадят. Я боюсь. Я уезжаю в США. Нафиг мне все это надо". Зрелище не для слабонервных. Тогда Игорь Ильин предложил Познеру стать его корреспондентом в США. С этим этот дрожащий большой на вид человечек убежал. Появился только после путча. Героем.
 
Корр.: Человеческие слабости……
 
И.О.: Я говорю как было, хотя я не люблю Сагалаева. Не могу простить ему смерть одного из моих лучших друзей – комментатора ТВ Евгения Синицына. Он знал, что тот вышел из больницы, где лечил проблемы с сердцем, на следующий день пригласил его и выгнал с работы. Без объяснения причин. Хотя причина была. Синицын был лучшим друг Лигачева Егора Кузьмича – Секретаря ЦК КПСС (все это после путча). Напомню, что после путча Сагалаев получил должность Генерального директора Центрального телевидения.
 
Корр.: Ходили к Белому Дому?
 
И.О.: Конечно. На второй день мы с Сагалаевым и Нугзаром Папхадзе (заместитель Сагалаева и бывший Секретарь ЦК Грузии по пропаганде) пошли к Белому Дому. Картина та еще. Танки облеплены людьми. Стоят грузовики и людям раздают автоматы Калашникова. Без паспорта. Называй любую фамилию и получай автомат. Заходим в здание, а там ходит разъяренная толпа в окружении Лешы Царегородцева, который занимал должность главы администрации Председателя Верховного Совета РСФСР Ельцина. Мы с ним были близкие друзья. Увидев меня, он вдруг произнес: "Илья, скажи своим, чтобы не наступали и не стреляли". Это был сигнал для толпы. Мы еле ноги унесли. Забежали в комнатку в подвале, где вещали на Белый Дом и улицу Взглядовцы (Любимов, Политковский, Вакуловский).
 
Корр.: Вернулись обратно?
 
И.О.: Я пошел к Янаеву. Пришел. Он сидит, пьет вместе с Павловым. Спрашиваю их: "Зачем танки? Что вообще происходит?" Янаев ответил: "Командует всем Крючков по согласованию с Горбачевым".  "Для чего этот цирк с танками" – спросил я. Павлов, пьяный в стельку, ответил: "Чтобы нас посадили". Вышел оттуда и понял, что Горбачев придумал все это, чтобы убрать Ельцина и за одно этих ребят. Поручив все Крючкову – человеку некомпетентному. Капец!  Пришел в СЖ (Союз Журналистов), рассказал. Все поняли, что власти пришел конец.
 
Корр.: Что решили делать дальше?
 
И.О.: Вернулся я в Белый дом. Встретил опять Царегородцева, Сашу Руцкого, Павла Вощанина. Сидели, думали вместе, что дальше делать. Решили, что Ельцин должен залезть на танк и кричать в защиту Горбачева. Спасти рядового Горбачева. Это был мой самый важный совет для России. Пришли к Ельцину - так мол и так. Коржаков Александр был против: "Какой танк? Снайпер снимет Бориску". Но Ельцин пошел. Надо отдать должное Коржакову. Он практически своим телом прикрывал Ельцина. Этого хода Горбачев не ожидал.  Ему нужна была небольшая гражданская война.
 
Корр.: Ребята в Кремле не ожидали тоже?
 
И.О.: И вдруг у Михаила Сергеевича включился телефон. Ельцин к нему дозвонился в Фарос. И сказал: "Михаил, мы тебя спасем. Сейчас к тебе вылетит Руцкой с ребятами". Этот разговор был смертельный для Горбачева. Команда Крючкова поняла. Горбатый их сливает. Крючков принимает решение показать народу реально "больного" Горбачева. Сами понимаете, о чем я. В это время в Фаросе Раиса Максимовна получает микроинсульт. Все понимают, что начнется отстрел. Если раньше прилетит Крючков, значит все, каюк. Руцкой прилетел раньше. Скоро, я думаю, он напишет, как он летел, рискуя, что его самолет собьет ПВО.
 
Корр.: Видели по ТВ, как Раиса кинулась в объятия Руцкого.
 
И.О.: Я ее понимаю. Жизнь всей семьи была на волоске. На третий день путча все определилось. Ельцин победил. Всех в тюрьму. Весь Союз Журналистов пьет. Кто от радости, кто от горя. Многие в душе были по разные стороны баррикад. Но все сидели за одним столом. Победили Ельцинские. escortcity Вдруг мне звонок. Звонит зять Чебрикова – Секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро и бывшего Председателя КГБ СССР, -  Андрюша Беляев. Спускаюсь вниз. Смотрю, стоит Чебриков и Бобков – генерал армии, первый зам КГБ СССР. Спрашивают меня: "Илья, разреши пару дней побыть у тебя дома?" Говорю: «Хорошо». И повели они меня домой.
 
Корр.: На следующий день начались аресты Путчистов?
 
И.О.: Конечно. Началось гонение на КГБэшников. Охота на ведьм. Обо мне писали в газетах, что я рядом с Чебриковым и Бобковым, которые являются гонителями диссидентов и прочих. Бобков был начальником 5 Главного управления по работе с интеллигенцией. Это был страшный сон для меня. Гноили со всех сторон. Уволенных ребят из КГБ брал под свое крыло. Так создалась супер команда.
 
Корр.: Чебрикова и Бобкова не тронули?
 
И.О.: А за что? Они к путчу не имели отношения. И они имели знания, не позволяющие их арестовывать. Ко мне многие приходили во время путча. И секретарь парткома МО Сурков Михаил и член Политбюро. Какая у него дочь красивая. Почему я на ней не женился? Все приходили с разными историческими для государства вопросами. Пожалуйста, не задавайтесь вопросом - почему ко мне? Ответ на этот вопрос вы не получите еще долго.
 
Корр.: Прошел путч. Вы пишете статью в газету "Правда" – «Десять тысяч дипкурьеров". Целый подвал! На первой полосе в основной газете в СССР. Молодежь ведь не знает, что тогда была одна основная газета.
 
И.О.: Статья есть на сайте –  в разделе архив. Кто хочет, пусть прочтет и обратит внимание на дату публикации. Это важно. Многие сегодня орут, что они предсказывали распад СССР. Я имею в виду нынешних политологов. Все вранье. Никто и в страшном сне не представлял это. После этой статьи моя жизнь опять стала  хуже. Все мировые СМИ перепечатали ее. Через три месяца произошел развал СССР, но это другая история.
 
Корр.: Что было дальше?
 
И.О.: Повысилась смертность среди руководителей ЦК. Выбросился из окна Управделами ЦК КПСС Кручина, зам. международного отдела застрелился и т.д. Многие пропали без вести. Прошло время, все устранилось. Надо было мне кормить ораву, которую я взялся защищать от нападок новой власти. А это и большие работники ЦК, КГБ, МИДа, Совмина, Прокуратуры и т.д. Выброшенные на улицу режимом Ельцина. Поверьте мне на слово. У этих людей, кроме знаний ничего за душой не было. Я имею в виду – денег. Дачи были государственные – позабирали, пайки – отменили, лечебку – отменили. Это были их привилегии, за которые они держались. Насобиралось человек сто.
 
Корр.: Один круче другого?
 
И.О.: Именно. Вчера их портреты носили на парадах, а сегодня они… Надо было мне правильно вести себя с ними. Очень уважительно, без соли на раны. Сидел я и думал, что организовать. И организовал Конгресс Журналистов и газету "Новости разведки и контрразведки". Поехал в ООН и стал просить зарегистрировать ассоциированным членом департамента информации ООН. Генеральный Секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали принял меня и, вопреки правилам (организации должно быть 5 лет), решил вопрос положительно, т.е. применил ко мне исключение. Много помог мне тов.Перфильев, который работал в ООН и Юрка переводчик.  В СССР была одна организация с таким статусом – Фонд Мира, которую возглавлял шахматист Карпов. В России Фонд мира и Конгресс Журналистов. Задачи помогать журналистам, как профсоюз.
 
Корр.: Говорят, Вы много сделали для журналистов?
 
И.О.: Пусть об этом скажет Сева Богданов и журналисты, которым я помог. Думаю, что больше чем я, им сделал только Сева. Никто теперь даже не вспоминает, что я жив. Богданов проводил в Кремлевском дворце праздники прессы. Я награждал денежными премиями десятки человек. Организовывал путешествия на Кипр по 50 человек из разных газет. Сегодня многие из них известные и великие журналисты. Оплачивал лечение и т.д. Знаете, мне не хочется все перечислять. Я делал от души, а не для пиара. Сева Богданов – председатель Журналистов России сегодня. Вот этому парню надо поставить журналистами при жизни памятник. К сожалению, у нас надо сначала умереть, а потом признают на поминках.
 
Корр.: Газета заработала, Конгресс Журналистов заработал и…..
 
И.О.: Стали регистрировать юридическую компанию "Мост", которая впоследствии выросла в группу компаний Мост, куда Бобков Филипп Денисович плавно перешел со всеми умами КЖ и там создали самое мощное аналитическое управление и службу безопасности. Я перенес на Кипр штаб-квартиру КЖ.  И пошла совсем другая история, о которой расскажу позже.
 
Корр.: Заканчивая тему Горбачева. Мы понимаем, что не все возможно описать на сайте. Поэтому ждем книгу, которая выйдет в апреле.
 
И.О.: Эх, Горбачев. Кстати, меня спрашивали о художнике-греке. Жив здоров. Живет у себя в Афинах. Перед тем, как Ельцин поехал в Беловежскую Пущу, Горбачев пригласил его к себе. Вместе с Горби был Яковлев Александр Николаевич. Сидели они целый день. Ели-пили, запивали. Когда они вышли в приемную Горбачев говорит Ельцину: "Борис! Славянский Союз, ты меня понял?"  – "Михаил Сергеевич, мы же обо всем договорились" – ответил Ельцин. Когда произошло отрешение  Горбачева от власти, он пришел в свой кабинет. На его столе сидели Коржаков, Полтаранин, Бурбулис и Ельцин и распивали виски. Горби посмотрел и вышел. Больше он в свой кабинет не вернулся. Что сказать в заключении о Горбачеве? Он жертва и заложник своего дедушки, мамы, покровителей. Раиса Максимовна за месяц до кончины была с Горбачевым в Австралии. Плавала в океане и выглядела живее всех живых. Белокровие, от которого она умерла, настигло за месяц? Много пятен у этого человека, не только на лбу!!!!
 
Следующий материал будет о Ельцине и его помощниках.
 
(продолжение следует)